Государственная дума РФ Парламентский клуб - Российский парламентарий
Обратная связьДобавить сайт в избранное
eng | deu | ita
fr | 中文
 
О Клубе

Женское Собрание

Партнёры



«России нужна мобилизационная экономика с рыночным инструментарием»

«России нужна мобилизационная экономика с рыночным инструментарием»

//"Ведомости", 24 Август 2022

Сергей Глазьев об опыте Китая, ошибках ЦБ и таргетировании курса рубля.

Разница между пророком и прогнозистом прежде всего в том, что первый скорее предчувствует, а второй хладнокровно оценивает. Кроме этого прогнозы имеют свойство не сбываться в отличие от пророчеств, к которым в случае ненаступления присовокупляется приставка «лже-». Министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК, бывший советник президента России, доктор экономических наук, академик РАН Сергей Глазьев неоднократно на протяжении многих лет предупреждал о тех событиях, которые наступили в российской экономике в последние месяцы. Он говорил о неизбежной блокировке Западом резервов ЦБ и правительства, осложнении расчетов в долларах и евро, необходимости создания барьеров на вывоз капитала для аккумуляции инвестресурса, понижении ставок и т. д. Сложно отрицать, что его прогнозы сбылись, хотя их осуществление и было катализировано.

Как известно, не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем. Глазьев, будучи точным прогнозистом, такое клише в целом подтверждал, поскольку в официальных российских экспертных кругах часто считался персоной по крайней мере эпатажной – прежде всего за свою часто резко отрицательную по отношению к экономической политике ЦБ и правительства позицию. В нынешних условиях многие из его прошлых рекомендаций, например введение барьеров на вывоз капитала, уже реализуются. Другие, такие как применение опыта советской плановой экономики, постепенно входят в инструментарий властей.

Ошибочность политики плавающего курса стоила России около 30 трлн руб. с 2014 по 2021 г., оценивает Глазьев. Несмотря на потери, Россия все еще может резко повысить темпы экономического роста и даже выйти в глобальные лидеры, уверен он. Но даже после смены управленческих моделей с неправильных на правильные это окажется невозможным без выполнения «одного простого условия» – введения системы ответственности, рассуждает Глазьев: «Если тот или иной руководитель или управленческая структура не достигают поставленных целей, значит, они некомпетентны и подлежат замене».

– Власти обсуждают применение модифицированных моделей плановой экономики, например, в импортозамещении – с использованием офсетных контрактов. Кроме этого продолжается обсуждение перехода к мобилизационной экономике. В правильном ли направлении мы движемся?

– Если говорить о мобилизационной экономике, то у нас под этим традиционно понимают экономику сталинского типа периода индустриализации или Великой Отечественной войны. В то время как вполне возможна мобилизационная экономика с обширным рыночным инструментарием. Это прежде всего система мер, которая обеспечивает полное связывание имеющихся в экономике ресурсов в процессе ее расширенного воспроизводства для достижения конкретных целей. Именно к этому нам и нужно стремиться. Терминология в данном случае большого значения не имеет – не следует видеть негативные коннотации в слове «планирование». Офсетные контракты в целом могут быть одним из инструментов реализации такой политики, но вряд ли их окажется достаточно для эффективной перестройки всей экономики.

Для этого требуется создание системы стратегического планирования с соответствующими механизмами ответственности, подчинение денежно-кредитной и всех других сфер экономической политики целям экономического роста и подъема благосостояния населения.

Такой тип экономики действовал и продолжает действовать в Китае. В основе макроэкономической политики должно лежать таргетирование экономического роста, например, по показателю прироста ВВП. Или, если мы исходим из принципов социального государства, прирост потребления населения со средними и низкими доходами. Из этого целевого верхнеуровневого показателя вытекает ряд других, прежде всего прирост инвестиций. Под прирост инвестиций создается кредит – главным источником финансирования инвестиций в китайской экономике, особенно в первые 10 лет ее подъема, являются целевые кредиты: под приоритетные направления – по ставке 0,2%, для госсектора – 2%, для частных заемщиков – 4%. Наряду с централизованными кредитными механизмами работают региональные, ориентированные на финансирование инвестиционных планов провинций и городов.

Дмитрий Гринкевич

Фото: Сергей Глазьев, министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии / Максим Стулов / Ведомости

Ссылка на статью



Версия для печати


Начать поиск
Карта сайта | Загрузка файлов 1996 - 2022 © "Российский парламентарий".