Государственная дума РФ Парламентский клуб - Российский парламентарий
Обратная связьДобавить сайт в избранное
eng | deu | ita
fr | 中文
 
О Клубе

Женское Собрание

Партнёры



Социологическая туча над МГУ. Поиски пути возрождения.

Социологическая туча над МГУ. Поиски пути возрождения.

//Парламентский еженедельник "Кворум", 05 Апрель 2007

Мне очень трудно писать о теме, которая сегодня будоражит всю Москву и все сообщество высшей школы, — о студенческих волнениях на социологическом факультете МГУ.

Трудно, потому что когда-то давным-давно я сам поступил на социологическое отделение философского факультета МГУ, которое потом превратилось в этот самый факультет. Трудно потому, что преподаватели, находящиеся по обе стороны баррикад, являются любимыми и уважаемыми мною людьми. Трудно потому, что долгое время, будучи деканом Московского колледжа социологии, подготовил немало прошлых и нынешних студентов социологического факультета МГУ. И очень трудно потому, что сегодня моя старшая дочь — студентка этого факультета и вместе со всем факультетом переживает свалившиеся напасти.

Но именно поэтому я не могу не писать о проблеме, которая перестала тлеть, а начала так полыхать, как давно уже не полыхал костер эмгэушного студенчества. Если честно, трудно вообще припомнить, чтобы такие волнения когда-либо были, даже во времена перестройки, когда собирались и шумели по любому поводу.

История факультета, да и самой проблемы, уходит в 1990 год, когда умер первый руководитель социологического отделения МГУ Борис Князев и его преемником стал проректор МГУ Владимир Добреньков, сделавший ключевой в отечественной истории шаг — создал первый социологический вуз страны — соцфак МГУ.

Его предыдущий опыт как университетского администратора, близкого к только что избранному ректору Виктору Садовничему, а также преподавательский талант — Владимир Иванович возглавлял кафедру истории социологии — позволили быстро сформироваться факультету.

Социологический факультет сразу получил собственную половинку здания — за счет ужимания военной кафедры. Так появился 3-й ГУМ (третий корпус гуманитарных факультетов).

На первом этапе жизнь забурлила, многие талантливые преподаватели социологии сформировались на нашем факультете. Да, собственно, все. Даже чванливые сотрудники института социологии АН СССР с радостью читали нам лекции.

Надо отдать должное декану, он старался сделать нашу студенческую жизнь интереснее, насыщеннее. Наша программа была разносторонней и весьма интересной.

Потом с быстро выстроенной социологической скалы начали скатываться камушки, причем сразу крупные. Сначала покинул факультет и уехал в Германию на должность представителя ТПП заместитель декана Сергей Никитин, которого многие прочили в преемники Владимира Добренькова. Никитин был любимцем студентов, да и многие преподаватели были его однокурсниками, выпускниками философского факультета МГУ, с которого мы все и вышли. Его уход положил конец зарождающемуся студенческому самоуправлению, которое только начало развиваться. Да и истории социологии был нанесен тяжелый удар в немецкое солнечное сплетение. Немного позже покинул свою должность зам. декана по науке Дряхлов Николай Иванович, лишившийся через год и кафедры экономической социологии. Профессор Дряхлов перешел на психологический факультет, где продолжил свою педагогическую деятельность.

Дальше проходили годы, менялись студенты, я руководил социологическим колледжем, постоянно поддерживая контакты с преподавателями соцфака МГУ и лично с деканом Владимиром Добреньковым. Множество преподавателей с социологического факультета МГУ обучали моих студентов, которые благодаря такому образованию начинали мыслить себя абитуриентами alma mater, что организовать было довольно сложно, ибо, в отличие от других партнеров колледжа, МГУ никогда никаких льгот абитуриентам не предоставлял. И тем не менее более 10 моих выпускников стали студентами соцфака МГУ, а некоторые уже его и закончили.

Тем временем как грибы стали появляться многочисленные социологические вузы, требующие преподавательских кадров. Понятно, что взять их было неоткуда, кроме как с социологического факультета МГУ (если говорить о профессиональных, опытных людях). Началась конкуренция и охота за головами.

В этот период многие преподаватели стали работать в нескольких местах одновременно, стараясь, тем не менее, держать трудовую книжку в МГУ.

Декан Добреньков также старался, как мог, помогать своим сотрудникам. Многие из них параллельно читали лекции в Московском институте бизнеса и управления — частном гуманитарном вузе, где Владимир Добреньков имел определенное влияние. И в тяжелые времена, когда преподаватель был самым голодным и обездоленным, сотрудники социологического факультета смогли выжить.

Но хэдхантинг не мог не отразиться на штате преподавателей. Многие в конце концов ушли. Трудно сказать, что было решающей причиной. Могли быть и человеческие отношения, могли быть и экономические приманки других вузов.

Основным магнитом в тот момент стала Высшая школа экономики, которая сразу взяла курс на привлечение лучших преподавательских кадров из всех вузов. С учетом хорошего финансирования и пиара, который позволил сделать «вышку» самым дорогим гуманитарным вузом страны (не считая МГИМО), деньги на зарплату хорошим сотрудникам находились.

А Добреньков тем временем достраивал два этажа третьего ГУМа, изыскивая деньги, где можно, превозмогая ошибки архитекторов и недостаток строительных материалов. Сегодня социологический факультет один из самых современных в МГУ, но многих лучших преподавателей в этот момент факультет потерял.

А потом произошла трагедия, о которой говорила вся Россия, после чего наш декан очень изменился. Уверен, что этот ужас мог бы изменить любого, и то, что Владимир Иванович сегодня — лидер движения за возвращение смертной казни, ни в коей мере его не дискредитирует.

В жизни каждого человека могут происходить разные события, в том числе и подлость и предательство. Стараясь избежать этих напастей, руководство социологического факультета сплотилось вокруг декана, естественным образом отказавшись от кооперации с недовольными и самостоятельными преподавателями.

Плохо это или хорошо, трудно судить. Но все это привело к следующему (исходя из требований, изложенных на оппозиционном сайте www.od-group.org):

  • студенты почувствовали, что им не хватает квалифицированных преподавателей и должного уровня преподавания;
  • студенты не видят возможности донести свои чаяния до руководства факультета;
  • студенты сталкиваются с обструкцией их стремлений, отдельными проявлениями хамства и держимордства со стороны отдельных сотрудников факультета;
  • все это усугубляется нормами по ужесточению режима и отдельными недоработками типа дорогого ресторана вместо дешевого буфета с сосисками, отсутствием библиотеки, до которой надо идти в первый ГУМ, и наличием жесткого пропускного режима, усиленного кондовыми турникетами;
  • преподаватели, покинувшие факультет, чувствуют себя разочарованными, фрустрирующими по поводу невозможности что-то изменить. Эти чувства сопряжены с несомненной любовью к социологическому факультету, а потому ощущаются вдвойне остро;
  • администрация факультета вынуждена защищаться, совершая зачастую отдельные ошибки, в том числе обвиняя студентов факультета в разжигании «оранжевой» революции по всей стране, ушедших преподавателей, как, впрочем, и студентов-бунтарей — в сговоре с конкурентами, в первую очередь с Высшей Школой Экономики

Понятно, что ничего этого нет. Есть естественное желание всех сторон сделать факультет лучше, возвратить утраченный авторитет. Многие студенты, даже не участвующие в факультетской революции, огорчены сложившейся ситуацией и не понимают, как социологическое сообщество будет к ним относиться, когда они выйдут из стен социологического факультета МГУ. Будет ли их кто-то принимать за специалистов, если оценивать их будут как раз те, у кого по разным причинам не было возможности преподавать.

Бунтари и их лидеры требуют отставки декана, что в текущей ситуации, на наш взгляд, было бы неправильным. По мнению бывшего зам. декана Сергея Никитина, который следит за событиями, целесообразно было бы укрепить Добренькова хорошими замами, знающими процессы управления образовательными учреждениями за рубежом.

Виктор Садовничий, ректор МГУ, весьма осторожен. Ему, понятно, не хочется увольнять своего соратника и назначать новые выборы декана, прошедшие всего лишь полгода назад. Но и развитие конфликта для него чрезвычайно опасно, особенно в преддверии пересмотра статуса МГУ и СПбГУ, — все это может кончиться и его отставкой, если конфликт поддержит не только социологическое сообщество, но и студенты других факультетов.

В любом случае костер должен быть погашен. Очевидно, что участие Общественной палаты невозможно, ибо вопросы образования там курирует Ярослав Кузьминов, руководитель ГУ-ВШЭ. Возможно, роль умиротворителя смог бы сыграть и депутат Госдумы Иван Мельников — бывший парторг МГУ, человек до сих пор авторитетный в alma mater и в том числе авторитетный для руководителя социологического факультета.

Возможным выходом стал бы съезд или слет всех бывших и нынешних студентов и преподавателей социологического факультета МГУ, включая даже Валдиса Пельша. Это позволило бы снизить накал и наметить пути возрождения самого первого и, хотелось бы верить, самого главного социологического вуза страны.

И может быть, эта статья станет тем толчком, который позволит обеим сторонам стряхнуть пелену обиды со своих глаз и сесть за стол переговоров. В конце концов, переговоры — это и есть экзамен на социологическую зрелость.

Кирилл Лятс,
бывший студент и аспирант социологического факультета МГУ,
бывший декан Московского Колледжа Социологии,
член Сообщества Профессиональных Социологов,
генеральный директор ЗАО «Редакция газеты «Кворум»

Ссылка на статью


Версия для печати




Начать поиск
Карта сайта | Загрузка файлов 1996 - 2021 © "Российский парламентарий".